Фастів єврейский.

..нижче стаття з джерела про “Фастов еврейский.” Трохи різної інформації про минуле з зазначених джерел. Цікава “новина”: в місті Фастів РОВД розташоване в старій синагогі! Є описи і записи тогочасних мешканців євреїв у м.Фастів. Все записано..

Что может быть общего у Хасидизма, Красной Армии и мессенджера WhatsApp?

Всё это имеет общую точку пересечение, и эта точка город Фастов.Фастов, ныне это районный центр юга Киевской области и крупный железнодорожный узел, но в истории восточно-европейского еврейства – Идишланда, этот город интересен и важен по многим радостным и трагичным причинам – и как штетл, где жил один из самых необычных хасидских цадиков, и как город, где произошел последний кровавый навет в Империи.Когда первые евреи поселились в Фастове, точно не известно, но в “Описание малороссийских городов и местечек, приведенных к присяге на верность царю Алексею Михайловичу 1654 г.” утверждается, что в Фастове нет лиц иудейской веры. Что само по себе очень странно, так как в соседних Ружине, Паволоче, Белой Церкви и Василькове, есть упоминание о еврейских общинах в начале 17 ст. Вероятно, причиной, о которой не вспоминаются евреи Фастова является изначальная малочисленность общины, а так же тот факт, что во время восстания Хмельницкого казаки изгнали и перебили евреев местечка.
Карта 1648 года, Фастов подчеркнут желтой линией.

Первое упоминание о евреях Фастова имеет свою специфику, а именно, согласно проведенной в 1897 году Описи актовой книги центрального киевского архива №5882 есть упоминание о том, как в 1700 году студенты братской школы (она же Киево-Могилянская коллегия) устроили массовую драку в Киеве, где так же пострадал фастовский еврей Беня Абрамов.
Упоминание о фастовском еврее Б.Абрамове.Следующее упоминание о евреях Фастова гораздо более трагично – малочисленная община пострадала от вооруженных банд гайдамаков, в погромах 1750-го и 1752-го годах.
Существует легенда, что в 1750-е годы сам Баал-Шем-Товом посетил местечко, где задержался на несколько недель, проповедуя и общаясь с местными евреями, и принял участие, по крайней мере, в двух шаббатних службах в местной синагоге.
Относительно численности иудейской общины в это время сложно сказать, но известен факт, что в 1763 году еврейское население Фастова уплатило в польскую казну 600 злотых подушного налога, известен размер подушной подати, установленный сеймом на каждого еврея старше одного года – два злотых, из чего делай вывод, что община составляла 300 человек.
А вот согласно переписи 1765 года, в Фастове проживал 381 еврей.
Затем был особо тяжелый год 1768, власть в городе взяли гайдамацкие атаманы Швачко и Бондаренко, которые после погрома и грабежа, установили таксу за голову каждого еврея 3 злотых и 15 грошей, а за голову поляка 5 злотых. Суммарное количество жертв среди поляков и евреев составляет около 700 человек. Современники событий сложили народную песню, где есть следующие строчки:
Та ходить Швачка та по Фастові,
Та й у жовтих чоботях,
Ой, вивішав жидів, ой вивішав ляхів,
та на панських воротах.
В 1772 году, по настоянию раввина Менахема Нахума Тверского из Чернобыля, лидером фастовской общины становится ребе Авраам ха-Малах.
Личность Авраама Ангела, радикально отличается от большинства цадиков 17-19 веков. Он не имел клойза, и практиковал крайнею степень аскезы, также он не признавал большинства авторитетов своего времени.
Родился Авраам в 1741 году, его отец был раввин Дов-Бер из Межерича, второй лидер хасидского движения, ученик и продолжатель дела Бал-Шем-Това.
Существует предание об обстоятельствах рождения рабби Авраама Ангела:
“Магид взял в жены девушку из Торчина, но по бедности проживал в деревне, неподалеку от городка. Однажды посреди зимы, когда настал день совершать омовение, его жена, несмотря на лютый холод, направилась в Торчин, в микву. Откладывать день омовения было нельзя, и она с превеликим трудом шла по направлению к городу. Муж ее ничего о том не знал: он, как обычно, занимался со своими учениками, поскольку был сельским меламедом. Дойдя до середины пути, женщина почувствовала, что силы покидают ее, что еще немного, и она замерзнет. Вдруг прямо перед ней оказалось здание миквы, куда она и вошла. По выходе из миквы она встретила прохожего, лицо которого светилось, как лик Божьего человека.
Вернувшись домой, она рассказала обо всем мужу. Рабби Бер прекрасно знал дорогу до города и был уверен, что никакого строения у обочины нет. На этот раз он решил пойти вместе с женой, посмотреть, так ли она говорит. Каково же было его изумление, когда он воочию убедился, что посреди дороги стоит дом и в нем и вправду миква. “Не творятся чудеса для отвода глаз, – сказал потом рабби Бер жене, – а встреченный тобою человек был Ангел Г сподень”.
В ту ночь, добавляет предание, был зачат их сын, рабби Авраам, но рабби Бер называл его “Авраам Ангел”, памятуя о небесном посланце, которого видела его жена.”
Как отмечают современники, ребе Авраам с юности практиковал путь аскетического служения, от которого столь решительно отказались основатели хасидизма. День и ночь он проводил в своей комнате, погруженный в изучение разделов Торы и созерцание. Основную часть времени он был увенчан тфилином и закутан в талит — так, что его лица никто не мог видеть.
Отец его дал ему в товарищи раввина Шнеура Залмана, который преподавал ему талмудическую письменность, обучаясь у него, в свою очередь, каббале. Как писал гораздо позднее ребе Шнеур, он же Алтер Ребе, многие из его хасидских толкований были почерпнуты из диалогов с ребе Малахом.
Спустя короткое время после смерти своего отца Малах, оказался проездом в Фастове, где местная община настойчивыми просьбами уговорила его остаться в местечке. Основавшись в новом месте, ребе не изменил своим привычкам, и вместо богатого клойза, жил затворником в отдаленном доме.
Про фастовский период жизни Малаха, сохарнилась хасидская легендa:
“Тем, временем проезжал через городок рабби Нахум из Чернобыля. Вышли ему навстречу местные евреи, окружили толпой и стали упрашивать, чтобы повлиял на рабби Авраама и побудил его показаться людям. Но рабби Нахум принялся их увещевать и отговаривать, потому что это, мол, опасно, и не смогут они смотреть на лицо Б жьего Ангела. Однако евреи продолжали стоять на своем, и он вынужден был согласиться. А в тот день было назначено обрезание в семье одного из местных жителей, и рабби Ангела попросили оказать ему честь и быть сандаком , а рабби Нахума – моэлем, совершающим обряд. Обрезание устроили в синагоге, и случилось чудо: для всех жителей городка нашлось место, все смогли войти внутрь, а толчеи не было. Рабби Ангел явился, завернувшись в талит, который скрывал его с головы до самых колен, и сел в кресло, чтобы взять младенца. Постепенно он начал приподнимать талит, а народ, затаив дыхание, в трепете взирал на него, дожидаясь той вожделенной и святой минуты, когда удостоится увидеть лик Ангела Б жьего. Но каковы же были страх и смятение в народе, когда людям воочию предстало лицо рабби Авраама! Великий ужас объял всех, и люди в панике стали разбегаться из синагоги, так что вскоре там не осталось и миньяна. Предание рассказывает, что в тот раз даже рабби Нахум не мог сдержать дрожи и выронил ритуальный нож.”
Через полгода жизни в местечке, рабби Ангел заболел, и после непродолжительной болезни, в месяце тишрее, скончался.
Авторитет своего времени, раввин Пинхас из Кореца на смерть Малаха сказал следующее:
“Если бы рабби Авраам не умер в столь молодом возрасте, все цадики оставили бы свои высокие посты и склонились пред ним, признав его главенство”.
Внук Малаха, ребе Исраэль из Ружина , основатель одной из самых авторитетных хасидских династий, опубликовал рукописи своего деда, содержащие толкования Пятикнижия. Книга, изданная в 1851 году в Варшаве, получила название Хесед леАвраам (Милость, дарованная Аврааму). В авторском предисловии к этой книге р. Авраам сетовал на то, что учение Бешта и Магида из Межирича “на наших глазах пожухло и обросло непроницаемой кожурой”.
Существует еще одно старое придание, о том, что :
“…уже после смерти рабби Авраама Ангела, проезжал через Фастов рабби Исраэль из Плоцка, бывший ученик Магида и верный почитатель рабби Ангела. Завернул он на кладбище, чтобы поклониться могиле праведника. Покидая кладбище, он позвал к себе евреев из погребального братства и обратился к ним с такими словами: «Я скоро умру, рабби Ангел призывает меня. Ему здесь одиноко и тоскливо, и вы похороните меня рядом с его могилой».
Вскоре он слег. Болезнь не отпускала его, и рабби Исраэль умер. Его наказ был исполнен. И по сей день жители Фастова, указывая на холмик по соседству с могилой рабби Ангела, говорят, что там покоится рабби Исраэль.”

Охель цадика Ангела.

Согласно переписи 1775 года, численность еврейского населения в Фастовском кагале равнялось 411 человек в Фастове, и еще 3 человека в селе Солтановка, а спустя 20 лет, число еврейских домов равняется 140, в которых проживает 600 человек в Фастове, и в кагальных селах Малая и Большая Солтановка 15 человек.


Заглавная страница переписи фастовских евреев 1795 года.

Переход Фастова под юрисдикцию Российской Империи, появления новых рынков, и общее изменение экономики в связи с развитием капитализма, положительно сказалось на еврейском населении, которое стало стремительно расти, не только за счет естественного прироста, но и за счет внутренней миграции из областей бывшей Польши. Многие евреи переезжали ближе к границе черты оседлости и остальных Российских губерний.
Основные отрасли экономики, занимаемые евреями в это время – земледелие, оптовая торговля и кустарное ремесленничество.
В 1847 году, еврейская община городка насчитывает уже 2694 людей обоих полов.
А известный краевед и историк Лаврентий Похилевич, в своей работе “Сказание о населённых местностях Киевской губернии”, утверждает, что в 1864 году в Фастове числится уже 3508 человек.


Вид Фастова по Похилевичу.

В 1850-е годы, по другую сторону речки Унава, евреи основывают сельскохозяйственную колонию Кадлубица. Согласно местной легенде, слово “Кадлубица” происходит от слова “Кадош”. Первоначально в колонии поселилось 430 человек. Колония процветала, и уже к 1896 году, имела в свое распоряжении отдельную синагогу, при численности населения 826 человек. Попытки получить разрешение на открытие кладбища натыкались на различные препятствия, и поэтому жители Кадлубицы были вынуждены пользоваться Фастовским еврейским кладбищем.


Колонисты Кадлубицы.


Фотография портного Мошко Срулевича Винницкого, жителя Кадлубицы, 1911 год.

Так же в этом время рядом с Фастовым основывается еще одна колония, под названием “Образцовая”. Пятнадцать семей колонистов получили по 15,5 десятин земли, благодаря финансовой помощи знаменитого филантропа Авраама Марковича Бродского. Этой колонии повезло меньше.
Отсутствие опыта работы в сельском хозяйстве, нехватка инвентаря и рабочего скота привело со временем к тому, что большинство колонистов стали сдавать свои участки в аренду. В 1898–99 всего три семьи занимались земледелием, две из них имели лошадей. В 1900 обществу хлебопашцев Образцовой принадлежало 102,4 десятин земли, на которых применялась трехпольная система севооборота.
После прокладки в 1870-м году железной дороги через Фастов, значение города, как экономической единицы значительно улучшается, теперь это важный узел в экономике губернии. Постепенно в городе открываются паровозное депо, завод по пропитке шпал, ряд кирпичных и кожевенных заводов, мыловарные мануфактуры.
В 1892 году, в Фастове, в мещанской семье среднего достатка, родился Эфраим Маркович Склянский, в будущем советский и партийный деятель, в годы гражданской войны заместитель Льва Троцкого, и второй человек в РККА.
Община растет, становится более зажиточной, и в 1897 году, в Фастове проживает уже 5597 евреев.
Согласно данным Киевского губернского статистического комитета в 1900-м году в городе действует 6 синагог, до десятка штиблов. Есть Талмуд-Тора. Раввином в это время был ребе Моше-Меер Клигман.



Сохранившиеся здание хоральной синагоги Фастова, ныне РОВД.


Здание бывшей еврейской школы.

Перепись, проведенная в сентябре 1905 года, дает нам следующие цифры по населению города, общее количество населения составляет 21 137 человек, из них 12 848 человек православными, 1 194 католики, и 7 095 человек иудеев.
В это время, евреи были владельцами почти всех крупных предприятий города, например в 1900-м году, мещанин Вольф Лихтман строит большой медно-котёльный завод, где в найме у него работало 94 человека. Кожевенный завод принадлежит Хае-Ривке Рейзенвасер, Волька Швацер и Моисей Панчак владеют кирпичными заводами. Мыловаренный завод принадлежит мещанину Менделю Найштуту, а медоваренный завод собственность мещанина Хаима-Лейбы Ротнаго. Конфетной фабрикой владеет мещанин Ицка Островский.



Виды Фастова начала 20 ст.

В 1913 году название города Фастов, прозвучало по всей Российской Империи, в очередной раз евреев обвинили в кровавых ритуалах. Казалось бы, после “дела Бейлиса”, такая практика не возможна, но…
27 ноября на складе древесины было обнаружено изуродованное тело 12-летнего мальчика, полиция насчитала 13 ножевых ударов. Довольно быстро дело было расследовано, тело, оказалось, принадлежало Йоселю Пашкову, сыну портного Фроима Пашкова. Убийца оказался ранее судимый Иван Гончарук.
Однако министр юстиции Иван Щегловитов, известный своими антисемитскими взглядами, и ранее активно принимавший участие в “деле Бейлиса”, отказался принять результаты расследования, и приказал возобновить дело по следующим основанием – “Требуется выяснить был ли убитый действительно сыном еврея, или же Фроим Пашков совершил ритуальное убийство христианского мальчика, а затем выдал убитого за своего сына”.
На основании слухов и подставных свидетелей, утверждалось, что тело принадлежит Борису Тараненко из соседнего села, а сам Йосель был тайно вывезен в Америку, к родственникам.
Дело грозилось перерасти в череду погромов, но новый прокурор Чебышев, вместе с полицмейстером Малецким подтвердили истинность первого следствия, и вопреки желанию министра юстиции, закрыли это дело.
На момент Февральской революции в Фастове еврейская диаспора достигла 9 000 человек, это был рассвет еврейской жизни, но надвигающаяся Гражданская война навсегда изменила судьбу евреев Фастова.
Как известно из Доклада редакционной коллегии Х.Гофмана за 1919 год, в Фастове первые притеснения евреев начались после того, как части УНР выбили из города отряды РККА.
Как пишет Гофман, происходили задержания малых групп евреев и принуждения их к уборке здания вокзала, со словами “Евреи загрязнили город, евреям его и убирать”. Так же наблюдались отдельные случаи мародерства.
Основные проблемы у еврейского населения начались 25 августа, когда после двух недель власти УНР, город заняли солдаты Добровольческой Армии генерала Деникина. С первых же часов начались погромы, солдаты ловили евреев по городу и отбирали все наличные при себе средства.
Как пишет Гофман, во время первого дня погрома был убит Пашков, тот самый еврей, что при Империи обвинялся в кровавых ритуалах –“Нередки были случаи, когда, не будучи сразу впущены в дом, бандиты обстреливали входную дверь. Такой случай произошел с известным Пашковым, некогда обвиненным в ритуальном убийстве. Когда он отказался открыть дверь, нападавшие начали стрелять в нее, причем сам Пашков был одним из выстрелов убит. Ворвавшись в дом, они ранили жену убитого и ребенка.”
27 августа общественный раввин Клигман был вызван к коменданту Пахомову и начальнику гарнизона полковнику Белогорцеву, где раввину предложили уплатить контрибуцию в размере 200 000 рублей в течение дня, иначе погромы не прекратятся. Насколько известно, Клигман сумел большим трудом собрать только 110 000 рублей, но всё равно после уплаты, погромы не прекращались.
Чуть спокойней стало лишь в первых числах сентября, когда из города ушла, проводившая погромы 2-я терская пластунская бригада, и в Фастов зашли артиллерийские части. Временное затишье длилось до 8-го сентября. В результате боев, силы РККА овладели Фастовом на несколько часов 9-го сентября. Командование Белой армии пообещало тем солдатам, которые проведут контратаку и повторно овладеют Фастовым, в качестве награды дать возможность разграбить город. В боях против РККА принимали участия казаки 2-й терской пластунской бригады и Волчанский партизанский отряд. Относительного Волчанского отряда можно сказать, что в дальнейшем генерал Драгомиров расстреляет 7 солдат этого отряда за участие в еврейском погроме.

Похороны останков жертв погрома.

Погром начался со стороны вокзала, первым подожженным домом была усадьба мещанина Ребчинского. Приведем дальше отрывок из доклада Гофмана:

“Вот несколько фактов, имевших место во время погрома: в квартиру Гуртовых ворвались казаки и хотели изнасиловать дочь Гуртового. Здесь они встретили сопротивление со стороны отца, брата и жениха девушки, которые за ее честь все поплатились своей жизнью. Девушка спаслась и каким-то чудом пробралась в Киев.
Семья Фридман. Отец семьи роздал бандитам свыше 10 тыс. руб. Для последней группы у него уже денег не оказалось, и он умолял их оставить ему жизнь ради его маленьких детей. Бандиты были неумолимы и убили Фридмана выстрелом в рот. Вслед за этим вошла вторая группа казаков. Они хотели убить сына Фридмана — юношу лет 17. Мать, Гитель, только что потерявшая мужа, телом своим прикрыла сына и умоляла убить ее вместо него. Бандиты били ее по голове и рукам железными солдатскими лопатами. Видя, что это не помогает, они выстрелили ей в лоб. В этом же доме было убито 10 чел., среди них — малютка полутора лет, которому снесли голову. Дети раненой Гитель Фридман — Лейб, 17 лет, и Мойша, 19 лет — на руках несли свою мать в больницу. Казаки стреляли им вслед, желая заставить детей бросить мать. Юношам пришлось оставить ее, но тем самым, что они ее вынесли из дому, они спасли ее от неминуемой смерти, так как через несколько минут дом был подожжен и сгорел до основания. Гитель Фридман теперь находится в Киеве, больная, в Еврейской больнице.
Семью Михельзон посетили одна за другой 5 групп. Пока у Михельзона были деньги, ему удавалось откупаться. Для последней группы денег у него не хватило. Казаки не поверили и подвергли его мучительным пыткам: рвали волосы из бороды, кололи язык булавками, после всех мучений они его убили, а жену его ранили…
Результаты фастовского погрома ужасны. Убитых пока насчитывается 600 чел., сожженных — 100, раненых — 315. Материальные убытки исчисляются в 200 млн руб. Надо отметить, что убитых гораздо больше, так как еще по сей день находят трупы в лесах. Кроме того, пострадали 3 еврейские колонии возле Фастова, где число жертв еще не установлено. В Фастове было много беженцев из Радомысля, Брусилова, Корнина, Таращи, о которых даже не известно, куда они исчезли.”


Жертвы погрома.

Суммарное количество жертв точно неизвестно, исследователи называют разные цифры от 1000 до 3000 человек. Колония Образцовая была полностью сожжена, в колонии Кадлубица было убито 23 человека, 7 сирот взяли на воспитания крестьяне соседних сел. Сгорело в Фастове более 250 построек, число изнасилованных превышает пять сотен женщин различных возрастов.
В качестве спасителей евреев, выжившим особо запомнился – польский дворянин Симеон Иванович Вздульский, друг Льва Толстого, и член секты-малёванцев, спасший в подвалах своей усадьбы более 300 евреев города.
После погрома, большая часть спасшегося еврейского населения навсегда покинуло город. Кто-то переехал в Киев, Москву или другие большие города Союза, но много людей эмигрировало в США, Германию, Польшу.


Памятник жертвам погрома на еврейском кладбище.

В 20-е годы в Фастове открывается еврейская трудовая семилетняя школа. Издаются газеты на идиш, работаю синагоги. На основе колонии Кадлубица в 1929 году создается еврейский колхоз “Ройтер поер” (Красный пахарь).


1 мая 1930 г., в колхозе Ройтер поер.

Ройтер Поер, заметка 1938-го года.

В 30-е годы, председателем колхоза был Косев, счетоводом служил Эйдельман.
Вероятно, и в Фастове, в “Ройтер Поере”, можно было услышать застольную песню еврейского красного крестьянства, написанную поэтом Ициком Фефером:
Ломир тринкн а лехаим, ай-яй-яй-яй,
Фар ди киндер, фар ди трайе, ай-яй-яй-яй.

Давайте выпьем заздравную
За детей, за верную (жену).

Фар ди киндер, фар ди зкейним, ай-яй-яй-яй,
Ун фар алэ мен инейнем, ай-яй-яй-яй.

За детей, за стариков,
И за всех сразу.

Фар д’р Октябр революцие, ай-яй-яй-яй,
Ун фар Сталин’c конституцие, ай-яй-яй-яй.

За Октябрьскую революцию,
За Сталинскую конституцию.

Лоз дер эрштер кос гефалн, ай-яй-яй-яй,
Фар дем либн хавер Сталин, ай-яй-яй-яй!

Пусть первый стакан опрокинется
За любимого товарища Сталина!

К концу 30-х годов, в рамках борьбы с “опиумом для народа”, закрываются все синагоги и хедеры, здания национализируются. Еврейская школа, по “просьбе трудящихся” становится русской.
Но по домам продолжались собираться подпольные миньяны, известно, что функции раввина нелегально выполнял, бывший раввин Германовки в 1910-е года, а в 30-е годы бухгалтер одной из контор, Иссак-Айзек Вольфман.
По переписи населения 1939-го года, количество граждан еврейской национальности Фастова равнялось 3545 человек.
А затем пришла война.
20-го июля 1941-го года, город Фастов был оккупирован войсками Вермахта.
Аресты начались с первых дней новой власти. Некоторым евреям были выданы наряды на работы – мести улицы, и уборка картофельного поля. В августе, силы местной вспомогательной полиции, набранных из жителей соседних сел, изнасиловали и убили, группу из 30-и женщин евреек, отправленных комендатурой на уборку картофеля, на поле расположенном вдоль дороги на с. Дедовщина. В начале сентября, или 30-го августа, точная дата неясна, силами зондеркоманды 4а, было расстреляно 262 еврея, возрастом от 12 до 60 лет. Следующая акция произошла в октябре, евреев города и окрестностей собрали в старой бане на улице Горького, и в школе №2, после чего отконвоировали группами к месту казни, недалеко от школы № 4, на улице Комарова. После окончания войны, часть тел была перезахоронена на еврейском кладбище. 27 евреев были расстреляны местной полицией возле села Кожанка, еще 16 в Кадлубице


Солдат Ганс Лемаски в Кадлубице. Дома убитых евреев были переданы коллаборационистам.

В здании средней школы №5 было создано гетто для еврейских детей, привезенных из Фастова и района. В один из осенних дней возле школы проходила женщина из деревни Червона. Она увидела трехлетнюю еврейскую девочку по имени Рая, которая выбежала из здания (как выяснилось позже, фамилия девушки была Бродская). Когда полицай, охранявший гетто, повернулся спиной, женщина схватила девушку и отвела ее в свою деревню, где она прятала ребенка у себя дома, пока ей не исполнилось 7 лет. Девочке было дано украинское имя Галя, чтобы немцы не могли догадаться, что обычная украинская семья воспитывала еврейскую девушку вместе со своими украинскими детьми. Когда отец Раи вернулся с фронта, он попытался найти свою семью, но все они погибли. Семья Катерины Платоновны Савченко была удостоена звания праведников мира, от государства Израиля, за спасение еврейской девушки. Судьба других детей из гетто была трагичной – все они были казнены.
Еврейские расстрелы повторялись и весной 1942-го года, и летом 1943-го. Всего за время оккупации в Фастовском районе было убито более 1000 евреев.


Монумент в память о убитых евреях Фастова, открытый в 2010 году при материальной помощи гражданина США Майка Польского.

После войны, часть евреев вернулась из эвакуации. В конце 40-х, начале 50-х подпольным раввином города был Мойшеле Наул.

Именно, в Фастове, в еврейской советской семье, в 1982-м году родился программист Кум Ян Борисович, разработавший популярный мессенджер WhatsApp, которым на момент 2016 года, пользовалось более одного миллиарда людей.
В 1998 году, в городе была зарегистрирована возрожденная еврейская община, помощь которой оказывали Еврейский комитет ”Джоинт”, а так же ”Хесед” города Киева.
В 2015 году еврейская община Фастова насчитывала 31-го человека.
Как память о еврейском прошлом, в городе, на улице Комсомольской, сохранилось еврейское кладбище, большинство могил советского периода, но есть и небольшим количество мацев конца 19-го века.
На кладбище, изредка можно встретить паломников из Израиля, которые посещают отреставрированный охель цадика Авраама Ангела.




Мацевы 19-го века.

Павел Зельдич

МЕТКИ: Київщина, Фастов

 


Фастовский погром

[править | править код]

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Перейти к навигацииПерейти к поиску

Фа́стовский погро́м (евре́йский погро́м в го́роде Фа́стове) — еврейский погром, произведённый казачьими и партизанскими частями Вооружённых сил Юга России, против еврейского населения городаФастова в августе — сентябре 1919 года. Стал одним из крупнейших еврейских погромов за годы Гражданской войны в России и крупнейшим еврейским погромом, произведённым частями белых армий.

Предыстория[править | править код]

Вид рыночной площади г. Фастова. 1910-е

Вокзал г. Фастова. 1910-е

Фастов представлял собой местечко Васильковского уезда Киевской губернии со смешанным украино- еврейско- русско- польско-язычным населением (в порядке распространённости)[1]. В конце XIX века численность населения превышала 10 000 особ обоего пола[2].

Как и вся Украина периода Гражданской войны, Фастов пережил период чрезвычайно частой смены властей, многие из которых сопровождались еврейскими погромами. За годы Гражданской войны погромов в Фастове было 12, жертвами которых суммарно стали примерно 1500 человек[3].

В августе 1919 г., достаточно мирно, в Фастове произошло установление власти ВСЮР, так как до того вошедшие в Фастов, вслед за отступившими советскими частями, подразделения Армии УНР перед приближением Вооружённых сил Юга России без боя оставили город, выполняя политическое решение своего командования[4].

Пребывание добровольцев в первые дни (до прорыва красных в город)[править | править код]

«Тихий» погром (разграбление еврейского имущества с отдельными случаями физического насилия) начался 24 августа (6 сентября1919 года и продолжался до начала сентября, несмотря на то, что еврейское население поначалу восторженно встретило добровольцев, как носителей, как полагали местные жители, твёрдой государственной власти, которая наконец-то освободит их «от атаманского и комиссарскогобеззакония»[5].

Погром[править | править код]

В результате вылазки Красной армии Фастов на один день 9 (22) сентября 1919 года вновь перешёл под её контроль. Белые с боем были выбиты из города. Во время занятия города красными с городского вокзала неслись крики «Ура!», которые были расценены некоторыми как приветственные возгласы местного населения (пережившие погром впоследствии поясняли, что приветствовать Красную армию местные никак не могли, так как спасаясь от боя, всё население спряталось в укромных местах и на улицу не выходило)[6].

10 (23) сентября 1919 года, в город с боями вошли части Войск Киевской области ВСЮР, представленные терскими казачьими частями (2-я Терская пластунская бригада под командованием Генерального штаба полковника В. Ф. Белгородцева[7](вступившего в командование только после 24 августа (6 сентября1919 года, так как его предшественник, генерал Хазов, был отрешён от командования Май-Маевским с «распубликованием соответствующего приказа» за учинённый пластунамипогром в Смеле)[3]) и Волчанским партизанским отрядом. Красные были выбиты за реку Ирпень. Завязались бои, город интенсивно обстреливался красными из орудий и пулемётов, белые отвечали из города тем же. Бои шли до 13 (26) сентября 1919 года, после чего красные были окончательно отбиты[6].

Евреи были обвинены в пособничестве большевикам и в первый же день боёв начался погром, принявший необычайно жестокий характер, из-за боевой обстановки, которая не давала командованию возможности установить должный порядок в городе. В первые два дня казаки и партизаны занимались дневными и ночными грабежами еврейского населения с редкими случаями убийств и насилия. Однако 12 (25) сентября 1919 года началась настоящая резня еврейского населения, продолжавшаяся до 13 (26) сентября или даже 14 (27) сентября. Многие жертвы были предварительно изнасилованы (это относилось как к женщинам, так и к девушкам-подросткам и старухам). Насиловали зачастую на глазах у родственников. Были практически полностью уничтожены огнём все строения города, принадлежащие евреям. Были оскорблены религиозные чувства евреев[5]. По словам санитарки местного пункта Красного Креста, размещавшегося на Фастовском железнодорожном вокзале под руководством врача 2-й Терской пластунской бригады Снисаренко, христианки А. О. Николаиди, «грабежи, избиения и убийства и помощь раненым продолжались в условиях непрекращающихся военных действий, когда над местечком рвались снаряды и трещали пулемёты». В результате четырёхдневных боёв, с переходом города из рук в руки, наверняка были жертвы среди мирного населения[6].

В последние дни погрома погромщики массово устраивали поджоги, пытаясь скрыть следы погрома, в том числе его первых дней (из этого факта исследователь А. А. Немировский сделал вывод, что погромщики не сомневались в негативном отношении своего командования к погрому). Позднее погромщики пытались объяснить факт массовых пожаров военными действиями в городе, но вставал резонный вопрос: почему же тогда от этих действий удивительным образом не пострадали христианские кварталы?[6] В погроме приняло самое активное участие местное крестьянское население; для вывоза награбленного имущества в Фастов хлынули из окрестных деревень сотни подвод. Крестьяне скупали у военнослужащих награбленное и сами собирали то, что ещё оставалось ценного после погромщиков.

Тема фастовского погрома активно использовалась в качестве средства агитации как в советской, так и в петлюровской прессе[5].

Фастов после погрома
Fasov 1919 pogrom.jpg Fasov market place demolished 1919.jpg Fastov demolished.jpg

Дальнейшая судьба воинских частей, устроивших фастовский погром[править | править код]

После произведённого погрома, 2-я Терская пластунская бригада, за время прибывания на Украине уже успевшая принять участие в погромах в Черкассах, Смеле, Россаве, Корсуни, Гребёнке и, по-видимому, в Городище, была расформирована. За всё время погромов бригадой было убито около 850 евреев, что, согласно расчётам исследователя А. А. Немировского, составляет до 50 % от общего числа жертв частей Вооружённых сил на Юге России[3].

Волчанский партизанский отряд продолжил свои бесчинства в Киеве, где за еврейские погромы семеро его военнослужащих были приговорены Главноначальствующим области генералом А. М. Драгомировым к расстрелу. При осеннем отступлении белых из Киева волчанцы устроили небывалый еврейский погром в Кривом Озере, в котором так же погибло до 500 человек[3].

Оценки числа жертв погрома[править | править код]

Данные о количестве жертв погрома очень противоречивы. При этом нужно учитывать факт ведения в городе боевых действий, число жертв которых среди мирного населения никто и никогда не учитывал, а все умершие и похороненные на фастовском еврейском кладбище с 9 (22) сентября по 18 сентября (1 октября1919 года (в количестве около 550 человек) были учтены как жертвы погрома[6].

Сразу же после погрома сведения о его жертвах начал собирать расположенный в Киеве Центральный комитет помощи погромленным, а точнее его Редакционная коллегия, в задачи которой входил сбор материалов о погромах. После фастовского погрома эта Редколлегия командировала в Фастов для сбора материалов о погроме присяжного поверенного Ивана Деревенского. Деревенский прибыл в Фастов 17 (30) сентября и отбыл 19 сентября (2 октября1919 год. Деревенский собрал показания упомянутой выше санитарки А. О. Николаиди, воспоминания фастовского еврея И. Я. Берлянда, и сообщение некоего Ионы Лейченко[6].

В самой первой книге, рассказывающей об этом погроме и подготовленной ещё в 1920 году, исследователь Н. И. Штиф, ссылаясь на данные из доклада Деревенский, приводил цифру числа жертв фастовского погрома определено как «не менее 600 убитых и сожженных евреев»[6].

Биограф А. И. Деникина Г. М. Ипполитов опубликовал специально подготовленный для Главкома ВСЮР доклад о еврейских погромах за сентябрь 1919 г., согласно которым, за весь сентябрь чинами ВСЮР было изнасиловано 138 еврейских женщин, в том числе девочки 10—12 лет, и убито 224 еврея. Это число включает учтённых самими белыми убитых в Фастове (которые и должны были составить бо’льшую часть из этих 224 жертв, так как все прочие сентябрьские погромы не шли с фастовским ни в какое сравнение). Доклад был секретным и не предназначался для публикации в открытых источниках, поэтому, как полагал исследователь А. А. Немировский, цифрам доклада вполне можно доверять, а разница в цифрах присяжного поверенного Деревенского и автора этого доклада возможно объясняется тем, что белые учли только бесспорные жертвы погромщиков, исключив жертвы боевых действий[6].

В 1922 году в Харбине вышла работа С. И. Гусева-Оренбургского, некоторое время работавшего в киевском отделении Российского общества Красного Креста, «Багровая книга. Погромы 1919—1920 гг. на Украине», в которой при описании фастовского погрома автор использовал сведения из газеты «Киевское эхо» (газета эта выделялась непримиримым отношением к антисемитизму). В одном месте книги указано число жертв погрома как «около 2 000 чел.», в другом месте вдвое меньше — 1 тысяча человек[6].

В книге-альбоме З. С. Островского «Еврейские погромы 1918—1921 гг.», подготовленной в 1923 году Евобщесткомом (Еврейский общественный комитет помощи пострадавшим от погромов) и изданной в Москве в 1926 году, общее число жертв фастовского погрома оценивалось в 1800 человек. Цифра эта поразительна, так как эта же организация сообщала о том, что Фастов за весь период Гражданской войны пережил 12 погромов, во время которых суммарно погибло 1500 человек[6].

В капитальном труде И. Б. Шехтмана (изданной под редакцией Н. Ю. Гергеля и И. М. Чериковера) «История погромного движения на Украине», изданном в 1932 г. и ссылающемся на обширный корпус упомянутых выше первоисточников, число жерт фастовского погрома определялось в 1300—1500 человек, а с умершими от ран и других последствий погрома — в 3 тысячи человек, но не объяснялось, каким образом получены такие цифры[6].

В воспоминаниях некого еврея, побывавшего в Фастове год спустя — летом 1920 года, излагалась его беседа с фастовцами-евреями, очевидцами и жертвами погрома, пережившими его. Уже называлось число жертв в 13 тысяч (10 тысяч убито, 3 тысячи скончалось от ран и лишений), а продолжительность погрома увеличилась до восьми дней вместо реальных четырёх[6].

Украинские исследователи еврейской истории 2000-х годов О. В. Козерод и С. Я. Бриман утверждали, что в результате фастовского погрома погибло «более 600 человек»[6].

Книга историка О. В. Будницкого «Российские евреи между красными и белыми (1917–1920)», изданная в 2005 г., копировала данные о числе жертв фастовского погрома из упомянутой выше книги И. Б. Шехтмана[6].

Исследователь А. А. Немировский оценивал число жертв погрома в 500—600 человек[3].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Первая всеобщая перепись населения Российской Империи 1897 г. Распределение населения по родному языку и уездам 50 губерний Европейской России. Васильковский уезд без города.
  2. Андреев, П.Иллюстрированный путеводитель по юго-западной железной дороге. — 1898. — С. 127. — 560 с.
  3. Перейти к:12345 Немировский, А. А.Беззаконные убийства евреев в зоне власти Добровольческих армий Юга России(рус.) // Удел Могултая.
  4. Рябуха, Ю. Военный конфликт между Вооруженными Силами Юга России и Украиной осенью 1919 г. — Харьков, 2008
  5. Перейти к:123 Пученков, А. С. Национальный вопрос в идеологии и политике южнорусского Белого движения в годы Гражданской войны. 1917—1919 гг. // Из фондов Российской государственной библиотеки : Диссертация канд. ист. наук. Специальность 07.00.02. — Отечественная история. — 2005.
  6. Перейти к:1234567891011121314 Немировский, А. А.К вопросу о числе жертв еврейских погромов в Фастове и в Киеве (осень 1919 г.)(рус.) // Новый исторический вестник : Журнал. — 2006. — Т. 14, № 1.
  7. Норман Кон.Благословение на геноцид. Миф о всемирном заговоре евреев и «Протоколы сионских мудрецов» = Warrant for Genocide: The Myth of the Jewish World Conspiracy and the «Protocols of the Elders of Zion». — 1-е. — М.: Прогресс, 1990.

Литература[править | править код]

Первоисточники[править | править код]

Научные исследования[править | править код]

Ссылки[править | править код]


джерелоз форуму..

Информация связанная и с Фастовом и с моей семьей.
Мой пра-прадед, Фроим Ха-Коэн Вольфман был духовным раввином Фастова с 1898-го по 1919-ый год. Погиб во время погрома деникинцев (Добровольческая армия) в 1919-ом году.
Судя по всему, на картинке синагога моего пра-прадеда.
Сегодня там расположено РОВД Украины.
Изображение

Сын Фроим, Ицко/Исаак/Ицхак-Айзик ха-Коэн Вольфман, мой прадед, был раввином Фастова с 1919-го (сменил погибшего отца) по, как минимум, 1927-ой.
На фотографии здание синагоги моего прадеда.
Когда-то там, рядом с синагогй, стоял домик, в котором жила семья прадеда. Дом не сохранился.
Сегодня- часть комплекса зданий второй средней школы города Фастова.
Изображение


Фастов (Russian), Хвастів – Khvastiv (Formerly), כוואסטוב ,חוואסטוב (Yiddish)

Фастів
……………………………………
Географическое название : Фастов

Краткая история административного подчинения
Фастов (Фастовский район->Киевская область->Украина) 1992-
Фастов (Фастовский район->Киевская область->Украинская ССР->СССР) 1923-1991
Кадлубицкая (Фастовский район->Киевская область->Украинская ССР->СССР) 1923-1945
……………..
Фастов (Васильковский уезд->Киевская губерния->Украинская республика) 1918-1922
Кадлубицкая (Васильковский уезд->Киевская губерния->Украинская республика) 1918-1922
……………..
Фастов (Васильковский уезд->Киевская губерния->Российская Империя) 1795-1917
Кадлубицкая (Васильковский уезд->Киевская губерния->Российская Империя) 1850-1917
………………………………………………………………………………………………………………………..

1816 год. Ревизские сказки о мещанах христианах и евреях и казенных крестьянах Васильковского уезда. 467 л.
Госархив Киевской области. Фонд 280 опись 2 дело 307.

2-71 Васильков мещане христиане
73-107 Васильков мещане евреи
108-219 Белая Церковь мещане евреи
220-256 Фастов мещане евреи
257-279 Ракитная мещане евреи
280-389 Васильков крестьяне христиане
390-438 Село Плисецкое крестьяне христиане
439-463 Мотовиловка крестьяне христиане

..аналогічні за змістом “Ревизские сказки” за інші роки..
1834
1850

 

Comments are closed.